Пропустить команды ленты
Пропустить до основного контента
Научная работа Научно-техническая база Геоинформационные ресурсы
Геология и полезные ископаемые Сибири Сибирская региональная стратиграфическая комиссия
Жизнь коллектива Пользовательское соглашение
 

 Геология и полезные ископаемые Сибири

 

Геология и нефтегазоносность Сибирской платформы

История геологической изученности

Всю историю изучения Сибирской платформы можно разделить на несколько этапов. Первый – изучение геологии Сибирской платформы маршрутами по естественным обнажениям и с легкими буровыми станками (глубина бурения первые десятки метров). Такие работы продолжались с 1930 по 1947 г. Тогда впервые были получены притоки нефти и газа в районе бассейна р. Лены. Поисковые работы с применением глубокого бурения велись с 1939 г., но во время Великой Отечественной войны они были прекращены.

Следующий этап связан с открытием ряда месторождений. Первое в Иркутской области – газоконденсатное месторождение (Атовское) было открыто в 1961 г. В 1962 г. было открыто Марковское месторождение, что явилось стимулом для усиления работ по поискам нефти в Иркутской области. В 1969 г. на южном склоне Непско-Ботуобинской антеклизы было открыто Ярактинское нефтегазовое месторождение. В то же время были возобновлены поиски нефти и в Якутии.

Активно шли нефтепоисковые работы и в Красноярском крае. Геологическое картирование территории проводилось силами ВАГТ и НИИГА. Начиная со второй половины 1950-х г. изучением проблем нефтегазоносности Тунгусской синеклизы занимались коллективы ВНИГРИ, СНИИГГиМС, ВСЕГЕИ, НИИГА. В результате работ была заложена надежная основа для развития последующих, более углубленных исследований.

Следующий этап по поискам нефти и газа на западе Сибирской платформы начался в начале 1970-х гг. Для правильного ведения геолого-разведочных работ важное значение имели прогнозные карты на нефть и газ, регулярно составляемые с 1968 г. вышеупомянутыми организациями. В основу карт были положены планомерные работы по изучению осадочного чехла Сибирской платформы в естественных обнажениях и по керну скважин. Были составлены стратиграфические схемы для внутренних районов Сибирской платформы, ряд литолого-фациальных, геохимических и других карт.

Первые геофизические исследования, связанные с поисками нефти и газа на Сибирской платформе, были начаты еще в 1930-х гг. Вплоть до середины 1940-х гг. они проводились в относительно небольших объемах преимущественно методами магнито-, грави- и электроразведки (ВЭЗ), были нацелены на поиск тектонических структур, благоприятных для скоплений нефти и газа. С 1946 г. и до середины 1950-х гг. отмечается некоторая активизация геофизических нефтепоисковых работ в Якутской АССР и Иркутской области и их сокращение в Красноярском крае. В это же время начаты планомерные региональные сейсмические исследования Сибирской платформы.

В 1960–1970-х гг. на Сибирской платформе значительно возросли объемы геофизических исследований и прежде всего сейсморазведки. В конце 1960-х гг. сейсморазведочные работы по изучению осадочного чехла выполнены на территории Тунгусской синеклизы, характеризующейся чрезвычайно сложными сейсмогеологическими условиями разреза. Эффективность сейсморазведки в течение первых десятилетий изучения чехла Сибирской платформы при картировании нефтегазоперспективных объектов оставалась крайне низкой.

В этом отношении наибольшие сложности создавались за счет прихотливости распределения в разрезах высокоскоростных трапповых интрузий и низкоскоростных пластов каменной соли. Невозможность предварительного учета конкретной пространственной локализации пластов обусловливала многочисленные ошибки в определении закономерностей изменения в разрезах скоростей распространения отраженных сейсмических волн и, как следствие, низкую точность структурных построений по целевым отражающим горизонтам.

В 1970–1980-х гг. на территории Красноярского края, Иркутской области и республики Саха (Якутия) были открыты крупные нефтегазовые месторождения: Юрубчено-Тохомское газонефтяное на Байкитской антеклизе, Собинское на Катангской седловине, Верхнечонское, Среднеботуобинское, Талаканское на Непско-Ботуобинской антеклизе, а также Ковыктинское газоконденсатное на Ангаро-Ленской ступени.

В начале 1990-х гг. были резко сокращены работы по всем территориям Красноярского края, Иркутской области и республики Саха (Якутия) – как буровые, так и геофизические. В последующие годы вплоть до 2003 в основном выполнялись только тематические исследования по обобщению геолого-геофизических материалов. За это время в научно-исследовательских институтах совместно с производственными организациями разработаны новые или уточнены прежние представления о характере нефтегазоносных толщ и выполнен подсчет запасов газа, конденсата, нефти и попутных компонентов по ряду месторождений.

В 2003–2004 гг. после начала лицензирования территорий начинается новый этап развития нефтегазопоисковых работ на Сибирской платформе. Большим толчком для дальнейшего продолжения работ стало Распоряжение правительства Российской Федерации от 31.12.2004 г. № 1737-р «О проектировании и строительстве трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» и развитии лицензирования недропользователей для обеспечения необходимого уровня добычи нефти и газа для строящегося нефтепровода». С целью координации и повышения эффективности геолого-разведочных работ – как за счет федерального бюджета, так и за счет недропользователей – в ФГУП СНИИГГиМС была разработана «Программа геологического изучения и предоставления в пользование месторождений углеводородного сырья Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия)», после утверждения приказом Министра природных ресурсов РФ № 219 от 29.07.2005 получившая статус государственной.

В течение 2005–2007 г. намечается тенденция к повышению темпов лицензирования и усилению геолого-разведочных работ за счет недропользователей в соответствии с Программой. Также увеличились объемы геолого-разведочных работ, ежегодно выполняемых в рамке федеральных программ. При этом за счет бюджетных средств проводятся в основном региональные исследования с целью получения необходимой геолого-геофизической информации для выделения прогнозируемых зон нефтегазонакопления, определения потенциальных лицензионных участков и повышения их инвестиционной привлекательности; за счет средств недропользователей осуществляются поисковые и разведочные работы по выявлению и изучению конкретных месторождений, обеспечению прироста запасов УВ и воспроизводству минерально-сырьевой базы. В 2008–2010 гг. произошел резкий спад активности компаний-недропользователей преимущественно вследствие общемирового финансового кризиса. К 2011 г. ситуация относительно нормализовалась. Состояние недропользования территории Сибирской платформы на 01.12.2011 кратко охарактеризовано в разд. 5 настоящего очерка.

Тектоника

Как и другие древние платформы, Сибирская, ограниченная в плане зонами глубинных разломов (структурными швами), отделяющими ее от обрамляющих складчатых областей, состоит из двух основных принципиально различных структурных этажей – фундамента (цоколя) раннедокембрийской консолидации и платформенного чехла, сложенного образованиями широкого временного диапазона (от позднего докембрия до неоген-четвертичного этапа осадконакопления). Некоторые исследователи склонны считать рифейские образования отдельным, промежуточным структурным этажом.

Фундамент платформы представлен специфическими комплексами пород, в большинстве своем не встречающимися позднее в геологической истории как самой платформы, так и обрамляющих складчатых сооружений. Изучение этих комплексов в пределах крупнейших выступов фундамента Сибирской платформы на дневную поверхность (Алданского щита, Анабарского массива, Шарыжалгайского выступа), а также выходов раннедокембрийских пород в пределах складчатого обрамления велось уже с первых десятилетий прошлого века, и в настоящее время естественные обнажения детальнейшим образом исследованы петрологическими, геохимическими, геофизическими и геохронометрическими методами. Что же касается фундамента платформы, погребенного под осадочным чехлом, его изучение долгое время базировалось в основном на интерпретации результатов геофизических работ, а также очень редких (по сравнению, например, с Восточно-Европейской платформой) глубоких скважин. Если о рельефе поверхности фундамента можно было достаточно однозначно судить по мере накопления материалов региональной сейсморазведки, то о его петрографическом составе и тектонической интерпретации данных можно было получить только приблизительные и разноречивые представления (в зависимости от точки зрения исследователя). Накопленные сведения по комплексному анализу материалов геофизических съемок (наблюденных аномальных полей и их трансформаций) последнего времени, резкое увеличение данных по изучению керна фундамента из глубоких скважин и ксенолитов кимберлитовых трубок (петрологическими, петрофизическими, геохимическими, геохронометрическими методами), а также возобновление параметрического бурения на платформе в последние несколько лет позволили выйти на качественно иной уровень интерпретации тектоники погребенного фундамента. Этим вопросы рассмотрены в ряде публикаций О. М. Розена, М. З. Глуховского, В. М. Моралева, А. П. Смелова, В. П. Ковача, А. Д. Ножкина, В. А. Буша и др. Специалисты ФГУП СНИИГГиМС также принимают участие в исследованиях по этой тематике начиная с 1980-х гг. К сожалению, результаты ранних работ, осуществлявшихся под руководством В. С. Суркова и М. П. Гришина, можно найти лишь в фондовых источниках, позднее вопросам тектоники и петрологии погребенного фундамента различных нефтегазоносных областей (НГО) Сибирской платформы были посвящены публикации К. В. Старосельцева, В. М. Исакова и В. К. Хуторянского.

Структура фундамента платформы, вслед за наиболее признанной в последние годы специалистами по раннему докембрию трактовкой (О. М. Розен, 2003), определяется двумя главными элементами: тектоническими блоками (террейнами) в десятки и сотни километров в поперечнике и разломными (коллизионными) зонами, длина которых нередко превышает тысячу километров при ширине до тридцати километров.

В структуре фундамента Сибирской платформы разнообразные блоки (террейны) объединены в более крупные единицы – тектонические провинции (супертеррейны) – на основании геологических и пространственных соотношений, а также геофизических полей. По-видимому, прежде чем объединиться в структуру основания платформы террейны группировались в крупные геологические тела, а уже столкновение и слипание последних привело позднее к возникновению единого основания. Выделяются следующие тектонические провинции: Тунгусская, Анабарская, Оленекская, Алданская и Становая (рис. 1). Они состоят из разнородных тектонических блоков и включают раннепротерозойские складчатые (орогенные) пояса. Особое место занимает Акитканский вулканогенный пояс, разделяющий Анабарскую и Алданскую провинции. Эти структурные единицы первого порядка достаточно отчетливо выражены в геофизических полях, в частности, в аномальном магнитном поле.

С известной долей условности различаются две группы блоков: 1) гранулито-гнейсовые, сложенные разнообразными осадочно-вулканогенными и интрузивными породами гранулитовой фации метаморфизма, и 2) гранит-зеленокаменные, в которых осадки и мафические вулканиты зеленосланцевой или амфиболитовой фаций метаморфизма образуют узкие линейные структуры (зеленокаменные пояса) среди обширных ареалов гранитоидов. Установлено, что возраст вещества разных террейнов (время отделения от мантии) существенно различается и образует четыре группы значений: 3,5; 3,3; 3,0 и 2,5 млрд лет, что указывает на их изначально независимое возникновение, предположительно в форме микрокон­тинентов. На их поверхности 2,4–2,1 млрд лет назад формировались осадочные и осадочно-вулканогенные бассейны, позднее превращенные в наложенные складчатые пояса.

Разломные зоны сочленения террейнов (сутурные швы) обычно имеют надвиговую природу и датируются гранитоидами, которые выплавлялись из сиалической коры блоков в два этапа, примерно 1,9 и 1,8 млрд лет назад. Локальный метаморфизм и гранитообразование внутри этих зон сопровождались ареальным гранулитовым «сухим» метаморфизмом в соседних блоках, что свидетельствует о достаточно однородном поле повышенных температур и давлений, свой­ственном утолщенной коре. Структурные и петрологические признаки позволяют относить эти разломные зоны к категории коллизионных зон, по которым сталкивались и надвигались микро­континенты. В процессе коллизии они были превращены в тектонические блоки (террейны). Одновременность коллизионных процессов указывает на то, что фундамент Сибирской платформы возник как единое целое в конце раннего протерозоя в результате слипания (амальгамации, аккреции) архейских микроконтинентов. Амальгамация фрагментов континентальной коры завершилась возникновением гигантского коллизионного горного сооружения около 1,8 млрд лет назад, которое вскоре было полностью размыто, а на возникшем пенеплене 1,65 млрд лет назад начали накапливаться обломочные отложения платформенного чехла.

Ко всему вышесказанному стоит добавить, что традиционные границы Сибирской платформы в соответствии с данными ОАО «Якутскгеофизика» последних нескольких лет, по всей видимости, следует существенно расширить к востоку, так как основание платформы, как выясняется при интерпретации результатов регионального сейсмопрофилирования, на значительной площади перекрыто шарьяжно-надвиговыми комплексами Верхоянской складчатой области. Но обоснование новых ограничений требует серьезных дополнительных геолого-геофизических работ и анализа их результатов.

Основными тектоническими элементами осадочного чехла Сибирской платформы (СП) являются надпорядковые положительные и отрицательные пликативные структуры, различающиеся между собой по мощности, стратиграфическому объему и формационному составу.

В соответствии с разработками ФГУП СНИИГГиМС на СП (рис. 2) выделяются четыре положительные надпорядковые структуры:

  • Непско-Ботуобинская антеклиза;
  • Байкитская антеклиза;
  • Анабарская антеклиза;
  • Алданская антеклиза;

четыре отрицательные:

  • Курейская синеклиза;
  • Присаяно-Енисейская синеклиза;
  • Предпатомский региональный прогиб;
  • наложенная Тунгусская синеклиза

и одна промежуточная

  • Ангаро-Ленская ступень.

Непско-Ботуобинская антеклиза  

Площадь – 220 тыс. км2, вытянута в северо-восточном направлении. В её сводовой части поверхность фундамента поднимается до абсолютных отметок 1,2 км, а на контуре погружается до 2,0–2,5 км. Разрез чехла слагают в основном терригенно-карбонатные, соленосные породы вендско-раннепалеозойского возраста. Лишь на склонах антеклизы появляются рифейские породы.

Байкитская антеклиза  

Площадь 120 тыс. км2. От Енисейского кряжа антеклиза отделена узким (несколько десятков километров) прогибом поверхности фундамента. Наиболее четко она выражена по базальным горизонтам венда. Осадочный чехол юга антеклизы представлен в основном терригенно-карбонатными, в средней части соленосными породами рифейского и вендско-кембрийского возраста. Их толщина достигает 5–6 км. К северо-западу разрез чехла наращивается нижне-, верхнепалеозойскими и триасовыми образованиями мощностью до 0,5–1,0 км.

Анабарская антеклиза

Площадь около 700 тыс. км2, расположена на северо-востоке СП. Она характеризуется относительно изометричной формой с поперечником примерно 1000—1100 км. От Анабарского кристаллического массива на северо-западе антеклизы и Оленекского выступа на ее северо-востоке поверхность фундамента погружается к контурам антеклизы до отметок –2,5 – –3,6 км. Наиболее низкое гипсометрическое положение (–5,0 км) занимает фундамент в центральных ее районах между Анабарским и Оленекским поднятиями. Чехольные образования в пределах антеклизы представлены преимущественно терригенно-карбонатными, в нижней части существен­но терригенными породами рифейского и раннепалеозойского возраста. Мощность их закономерно возрастает (до 3–5 км) в направлении от сводовой части к периферии и внутренним депрессиям, в пределах которых на отдельных участках развиты более молодые отложения незначительной мощности. На большей части севера Анабарской антеклизы рифейские отложения являются доминирующими. На юго-западе преобладают венд-среднекембрийские отложения.

Алданская антеклиза 

Площадь более 650 тыс. км2 на юго-востоке платформы и имеет форму неправильной трапеции, большее основание которой (около 1000 км) совпадает с краевым швом, отделяющим Сибирскую платформу от складчатых сооружений Станового хребта. Ядром антеклизы является Алданский щит, примыкающий к указанному краевому шву и охватывающий значительную территорию, в пределах которой кристаллический фундамент выходит на поверхность. В северном направлении поверхность фундамента полого погружается до глубины 3 км, а на востоке – до 4–6 км. Основную часть разреза чехла занимают терригенно-карбонатные породы раннепалеозойского возраста, которые на крайнем севере перекрыты маломощными юрскими осадками южного борта Вилюйской гемисинеклизы.

Курейская синеклиза  

Площадь 670 тыс. км2, расположена в северо-западной части СП. Поверхность фундамента на территории Курейской синеклизы расположена глубже 3,5–4,0 км и характеризуется довольно дифференцированным рельефом, во впадинах которого её глубины достигают 8,0 км. Хотя разрез платформенного чехла этой территории сложен породами от рифея до триаса включительно, в структурном отношении Курейская синеклиза, как единая депрессия, четко выражена лишь по нижне- и среднепалеозойским горизонтам, суммарная мощность которых изменяется от 3,0 км на юге до 5,0 км на северо-западе. Рифейские образования сохранились в основном в пределах отрицательных элементов рельефа поверхности фундамента, где их мощность может достигать 1,5–2,0 км, верхнепалеозойские и триасовые образования входят уже в состав Тунгусской синеклизы и распространены на юге далеко за контурами Курейской синеклизы. Доминируют на большей её части венд-ордовикские отложения.

Присаяно-Енисейская синеклиза  

Площадь 150 тыс. км2. Синеклиза состоит из 3-х разных по площади овалов, разделенных узкими седловинами. Чехол представлен породами рифея, кембрия, ордовика, в меньшей мере силура, девона, верхнего палеозоя, триаса и юры. Рифейские отложения распространены на большей части синеклизы, мощность их максимальна на юге и в восточных районах – до 3–4 км. Выше залегают терригенные, карбонатные, а также иногда соленосные отложения венда, нижнего, реже среднего, верхнего палеозоя, триаса и юры.

Тунгусская синеклиза

Тунгусская синеклиза охватывает огромную площадь больше 1,0 млн км2 на западе СП и как единая депрессия выражена лишь в верхнепалеозойских и триасовых горизонтах. В северной части она полностью перекрывает Курейскую синеклизу, а в южной – отдельные элементы Байкитской и Непско-Ботуобинской антеклиз, Присаяно-Енисейской синеклизы и Катангской седловины. Общая мощность верхнепалеозойских терригенных и триасовых туфогенно-эффузивных пород изменяется от 1,0 км на юге до 3,0 км на северо-западе синеклизы.

Предпатомский региональный прогиб

Предпатомский региональный прогиб отделяет Непско-Ботуобинскую и Алданскую антеклизы от структур складчатого обрамления. Протяженность прогиба более 1250 км, средняя ширина около 100 км. Выполнен прогиб в основном карбонатно-терригенными рифейскими и соленосно- и терригенно-карбонатными кембрийскими породами, общей мощностью до 2,5 км в юго-западной части и до 6 км в северо-восточной частях, которые в наиболее прогнутых зонах перекрыты ордовикскими, реже силурийскими и девонскими отложениями небольшой мощности. Глубина залегания кристаллического фундамента достигает 6–7 км.

Ангаро-Ленская ступень  

Ангаро-Ленская ступень занимает самую южную часть СП. Площадь около 200 тыс. км2. Поверхность фундамента на этой территории характеризуется слабо-дифференцированным рельефом с отметками от –2,5 до –4,0 км. Осадочный чехол сложен в основном терригенными рифейско-вендскими и терригенно-карбонатными, соленосными кембрийскими породами. Встречаются ордовикские, силурийские и юрские отложения незначительной мощности. Доминируют нижне- и среднекембрийские отложения. 

Стратиграфия  

Чехол на Сибирской платформе сложен породами рифея, венда, палеозоя, и мезозоя. Основная информация о строении отложений получена по обнажениям в краевых частях платформы, а также по материалам глубокого бурения в её внутренних районах.

Рифей

Рифейские отложения выходят на дневную поверхность в зонах сочленения СП с обрамляющими структурами и вскрыты глубоким и колонковым бурением во внутренних ее районах. По результатам бурения в западной части СП между венд-кембрийскими и рифейскими отложениями отмечены перерыв и угловое несогласие. Рифейские отложения представлены доломитами серыми, с розоватым и буроватым оттенками, красновато-коричневыми с прожилками розового доломита, сульфата. Среди доломитов имеются пласты ярко-зеленых, красных, темно-серых аргиллитов.

Состав рифейских отложений:

  • В низовьях Подкаменной Тунгуски представлены доломитами, темно-серыми глинистыми известняками, мергелями и аргиллитами.
  • В северных и восточных областях отмечается стратиграфическое несогласие между венд-кембрийскими и рифейскими отложениями. Такой тип разреза вскрыт в северо-восточной части Непско-Ботуобинской антеклизы. Состав отложений: в нижней части представлен песчаниковой толщей, выше глинистыми и глинисто-карбонатными породами. В целом мощность рифейских отложений в северо-восточной части Непско-Ботуобинской антеклизы изменяется от 0 до 420 м.
  • Ангаро-Ленская ступень. Рифейские отложения вскрыты только на юге. Они представлены терригенными породами с пачкой известняков в средней части.

Венд

Венд представлен терригенными и карбонатными породами. Структурно-фациальное районирование вендских отложений достаточно сложно. В районе работ выделяют четыре фациальных региона.

Нижняя граница венда обычно проводится по историко-геологическому рубежу – по подошве мотской серии в Иркутском амфитеатре и подошве платоновской свиты в Туруханском районе.

Верхний венд-кембрий

Стратиграфические и корреляционные схемы верхневендско-кембрийских отложений СП также весьма многочисленны.

Верхний венд и кембрий составляют единый крупнейший цикл отложений на СП. Цикл начинается карбонатными, а затем галогенно-карбонатными отложениями. Процесс осадконакопления продолжался до амгинского века среднего кембрия. Между амгинским и майским веками во многих областях СП существовал перерыв в осадконакоплении, который сопровождался размывом среднекембрийских, а участками и нижнекембрийских отложений. В майский век осадконакопление возобновилось и продолжалось до раннего ордовика включительно.

Ордовик

Ордовикские отложения широко распространены в отрицательных структурах СП. Это терригенные и карбонатные породы, частично загипсованные.

Глубоким и колонковым бурением отложения ордовика вскрыты в южной половине Курейской синеклизы, на севере Байкитской антеклизы, в Присаяно-Енисейской синеклизе, в Ангаро-Ленской ступени и на юге Непско-Ботуобинской антеклизы.

Выявлено отсутствие отложений ордовика на северо-западе Непско-Ботуобинской антеклизы, в южной части Байкитской антеклизы, а также на востоке Катангской седловины.

Силур

Силурийские отложения вскрыты примерно на той же территории, что и ордовикские – на Турухано-Норильской гряде, в Курейской синеклизе, в Присаяно-Енисейской синеклизе и в Ыгыаттинской, Кемпендяйской, Нюйско-Джербинской, Березовской впадинах, на северо-западе Ангаро-Ленской ступени.

Спокойная тектоническая обстановка в силурийское время обусловила выдержанность литологического состава силурийских толщ на значительных территориях СП. Отложения характеризуются незначительными колебаниями мощности, происходило накопление в основном сероцветных карбонатных и терригенно-карбонатных осадков. 

Девон и нижний карбон

Эти отложения распространены преимущественно в центральной, северной и восточной частях СП. На юге эти отложения сохранились лишь в Присаяно-Енисейской синеклизе. Это доломиты, доломитовые аргиллиты с гнездами и линзами ангидрита. Породы пестроцветные. Выше по разрезу пестроцветные аргиллиты с тонкими пропластками глинистых известняков. В Кемпендяйской впадине мощность отложений девона достигает 6 км, а в их составе присутствуют пласты солей.

Верхний палеозой

В целом верхний палеозой представляет собой единую угленосную формацию и сложен типичным для этой формации набором пород: аргиллитами, алевролитами, песчаниками, гравелитами, конгломератами, углями. Рассматриваемая толща верхнего палеозоя имеет сложное внутреннее строение, обусловленное многочисленными внутриформационными перерывами и фациальной изменчивостью. Верхнепалеозойские отложения развиты в Тунгусской и Вилюйской синеклизах.

Триас

Отложения триаса на СП достаточно широко распространены и весьма разнообразны по литологическому и формационному составам. Они представлены вулканогенными образованиями, а также морскими терригенными, континентальными терригенными и терригенно-угленосными породами. В позднетриасовое время на востоке рассматриваемой территории формировались морские и континентальные, преимущественно песчанистые отложения.

Магматизм

Трапповый магматизм является одной из характерных черт развития древних платформ. На СП результатом его явилась трапповая формация, играющая существенную роль в строении платформенного чехла. Она включает в себя эффузивные и интрузивные траппы, туфогенные образования, зоны контактово-измененных пород. Известны также проявления магматизма кимберлитового, щелочно-ультраосновного и редко кислого составов.

Интрузивные образования, среди которых наблюдается полный ряд дифференциатов базитовой магмы, наиболее широко развиты на территории СП. По вещественному составу и структурно-текстурным особенностям это слабо дифференцированные и недифференцированные породы, характерной чертой которых является изотропность состава и строения.

Морфология интрузивных тел весьма разнообразна. По форме их можно разделить на две неравнозначные группы. Первая включает такие тела, как факолиты, штоки, хонолиты и тела неправильной формы. Ко второй, очень многочисленной, относятся пластинообразные тела, которые в зависимости от соотношения с вмещающими породами делятся на послойные (силлы) и секущие (дайки). Как те, так и другие характеризуются сложной формой, обусловленной крутыми коленообразными переходами с одного уровня на другой. Контакты зачастую имеют ступенчатый характер.

Для секущих интрузий наряду с выдержанной формой нередко отмечается кулисообразная. Контакты их с вмещающими породами носят «занозистый» характер, что позволяет достаточно уверенно предполагать, что магма заполняла трещины отрыва.

В неслоистых породах контакты интрузии неровные, от основного тела отходят многочисленные апофизы неправильной формы. Протяженность и мощность силлов имеет весьма широкие пределы – от нескольких десятков до сотен тысяч км2. Секущие интрузии также очень разнообразны. Мощность даек достигает 200–250 м, наиболее часто встречаются тела мощность 5–20 м. Протяженность их колеблется от нескольких километров до первых сотен километров.

Распределение интрузий в разрезе и на площади имеет неравномерный характер. Максимальная насыщенность интрузиями в кембрийских отложениях наблюдается на юго-западе Тунгусской синеклизы, в бассейнах нижнего течения Нижней Тунгуски и Подкаменной Тунгуски. Зона с насыщенностью свыше 10–20 % протягивается в виде «серьги» в междуречье Нижней и Подкаменной Тунгусок внутри Тунгусской синеклизы и северной периклинали Байкитского поднятия. На остальной территории насыщенность колеблется в пределах 0–10 % и повышается лишь на отдельных локальных участках.

Нефтегазоносность

По современным оценкам чехол Сибирской платформы содержит около 100 млрд т УУВ, из которых может быть извлечено более 45 трлн. м3 газа и около 12 млрд. т нефти.

Огромные объёмы ресурсов УВ неравномерно рассредоточены (рис. 3) на значительной территории в стратиграфическом диапазоне от рифея до мела включительно на глубинах 1,5-5,0 км.

Тектонические элементы Сибирской платформы как основа для обоснования контуров зон нефтегазонакопления и последующей постановки поисковых работ представлены на рис. 2.

Основные перспективы нефтегазоносности Сибирской платформы связаны с венд-рифейским комплексом (геологический возраст 0,6-1,0 млрд. лет). Из-за сложности физико-географических условий и слабой освоенности перспективных территорий менее 10 % ресурсов переведены в запасы промышленных категорий или уже добыты. Среди открытых (около 70) нефтегазовых месторождений у 16-ти извлекаемые запасы превышают 100 млн т, у 4-х из них – 1 млрд. т УУВ. Нефти Восточной Сибири отличаются высоким качеством и пригодны для переработки на действующих нефтеперерабатывающих заводах. Природные газы бессернистые, преимущественно этаносодержащие (этан 3,4-6,1 %, пропан 1,1-1,7 %, бутан 0,4-1,1 %). Газы Восточной Сибири содержат в промышленных концентрациях гелий – ценное минеральное сырье.

В настоящее время объём запасов нефти промышленных категорий Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия) недостаточен для загрузки мощностей строящейся нефтепроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» на максимальном уровне в 80 млн. т в год.

Для расширенного воспроизводства сырьевой базы нефти и газа Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия) необходимо выполнение значительных объёмов геологоразведочных работ, направления которых предопределяются возможностями наращивания сырьевой базы нефти и газа.

Процессы планирования геологоразведочных работ и лицензирования являются основными мероприятиями «Программы геологического изучения и предоставления в пользование месторождений углеводородного сырья Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия)» и ее актуализированной версии 2011 г. (ссылка?), включающей разработку планов перспективного освоения новых, дополнительных районов Сибирской платформы по сравнению с территорией «Программы…» 2005 г. Эти работы выполняются большим коллективом специалистов ФГУП СНИИГГиМС под руководством А.С.Ефимова, А.А.Герта и В.С.Старосельцева.

На территории государственной «Программы…» в 85 открытых месторождениях сосредоточено 1371,5 млн.  т недоразведанных извлекаемых запасов нефти категории С2 (из них 329,2 млн.  т в новых районах). Запасы газа С2 составляют 4410,5 млрд.  м3 (из них 291,2 млрд. м3 в новых районах). Основные недоразведанные извлекаемые запасы нефти сосредоточены в рифейском нефтегазоносном комплексе Юрубчено-Тохомского и Куюмбинского месторождений. Основные недоразведанные запасы газа сосредоточены в вендском комплексе Ковыктинского месторождения Иркутской области и Чаяндинского месторождения Республики Саха (Якутия). Доразведка этих уникальных месторождений позволит прирастить значительные объёмы извлекаемых запасов нефти и балансовых запасов газа. Доразведка остальных, хоть и не столь крупных месторождений, может дать существенный прирост запасов промышленных категорий.

На территории Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия) по состоянию на 01.12.2011 на 181 лицензионном участке действует 182 лицензии на право пользования недрами. Общая площадь участков 444 367 км2, что составляет 12,2 % от общей перспективной на обнаружение углеводородов территории Восточной Сибири. Работы по геологическому изучению недр, разведке месторождений, а также добыче углеводородного сырья осуществляют 69 недропользователей (рис. 4). В пределах действия Программы лицензирования (юг Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия)) в ведении 59 недропользователей находятся 147 участков недр.

Всего с начала действия Программы на территории юга Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия) были распределены через аукционы и конкурсы 103 участка недр. Кроме того, на территориях, не входящих в Программу 2005 г. (север Красноярского края и Республики Саха (Якутия), левобережье Енисея), за этот же период распределены еще 19 участков. Закончились или были отозваны 30 лицензий (из них 23 – на территории Программы лицензирования). По факту открытия месторождений были выданы 13 эксплуатационных лицензий: Чиканское (ОАО «Газпром»), Ангаро-Ленское (ООО «Петромир»), Тутурское (ООО «Сибгаз»), Ангаро-Илимское, Нарьягинское (ОАО «СНГК»), Восточно-Алинское, Северо-Талаканское, Южно-Талаканское, Верхнепеледуйское, Пеледуйское (ОАО Сургутнефтегаз»), Шушукское (ОАО «Харьяга»), Борщевское (ООО «МТК») и Байкаловское (ОАО «НК «Роснефть») – на Таймыре.

Начиная с 2008 г. наметилось снижение темпов выполнения программы лицензирования. Так, в 2008 г. распределены 13 участков, в 2009 г. – 3 участка в рамках Программы и 1 участок на Таймыре, в 2010 г. – 7 участков на территории Программы и 4 участка на Таймыре, за 10 месяцев 2011 г. – 5 участков в зоне действия Программы и 1 – на Таймыре (рис. 5).

Как видно из рисунка, за последние четыре года (2008–2011 гг.) распределены только 28 участков, в то время как за три первых года с начала действия Программы (2005–2007 гг.) было распределено 75 участков.

Снижение интереса недропользователей к новым участкам объясняется тем, что наиболее инвестиционно привлекательные участки (с наличием месторождений УВ или их близостью к участку, высокой степенью изученности, развитой инфраструктурой, близостью к трубопроводам) уже распределены, а также – отсутствием у крупнейших недропользователей свободных средств и интереса к новым лицензиям в связи с продолжающимся экономическим кризисом и нестабильностью цен на углеводороды.

В целом геолого-разведочные работы на территории «Программы геологического изучения и предоставления в пользование месторождений углеводородного сырья Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия)» как за счет федерального бюджета, так и за счет собственных средств недропользователей проходят достаточно успешно – и в отношении соответствия запланированным финансовым затратам физических объемов работ, и в плане геологических результатов (оконтуривания ловушек, прироста и движения ресурсов и запасов углеводородного сырья, увеличения добычи). Наблюдается определенный прогресс по всем этим пунктам относительно аналогичного периода 2010 г. Главное исключение составляет разница между запланированными и фактическими затратами федерального бюджета на опережающие ГРР и их научное сопровождение. Есть определенная надежда в этом отношении на 2012 г. Открытые за время действия утвержденной Программы месторождения углеводородов и их потенциал также впечатляют.

Одной из основных предпосылок успешного действия Программы в дальнейшем является соответствующее развитие инфраструктуры добычи, транспортировки и переработки УВ сырья. Резкое увеличение темпов добычи в результате подключения к трубопроводу объектов Иркутской нефтяной компании (Иркутская область) в 2010 г. году является в этом плане наиболее показательным примером за последнее время.

Отдельной проблемой видится лицензирование новых и выставленных ранее участков недр для разведки и добычи УВ сырья на территории Программы. Сложившаяся в настоящее время ситуация (прежде всего экономическая и кадровая) обусловливает необходимость корректировки программы лицензирования с целью продления ее сроков и дополнительного изучения нераспределенных территорий за счет средств государственного бюджета и, соответственно, снижения рисков недропользователей, а также взвешенного ограничения количества выставляемых на аукционы участков.

© СНИИГГиМС, 2007-2018. Все права зарегистрированы. | 630091, Новосибирск, ул. Красный пр, 67, тел. (383) 221-49-47, 221-49-80, факс 221-49-47